Яндекс.Метрика
Алексей Акатьев
Aleksey Akatiev (RUS)
Фотографии и биографии




 

 


Дата рождения: 7 августа 1974
Рост: 1,84 м
Вес: 72 кг
Клуб: ЦСКА
Тренер: Сергей Кустов

Спортивные достижения:
2-х кратный чемпион мира 1998, 5-ти кратный чемпион Европы по марафону 1994-1999, лучший марафонец 1998 года в мире

В настоящее время трененирует пловцов-марофонцев в ЦСКА, в том числе Евгения Безрученко

 


фото из архива Евгения Безрученко

 

Акулам за ним не угнаться
Николай ЗУЕВ

Москве живет человек, которого знают и помнят даже в далекой Австралии за то, что он не боится акул. Это пловец Алексей Акатьев. Леше ничего не стоит проплыть 25 километров быстрее любой акулы! В мире спорта его уважают, ведь он король в преодолении 25- и 5-километровых дистанций, чемпион мира. Недавно в Турции он вновь добыл «золото» на чемпионате Европы. На этот раз «быстрой водой» для него стало Мраморное море.

Алексей, когда ты первый раз нырнул в бассейн?

В детстве часто болел простудой, и родители решили меня закалить. В бассейн ЦСКА меня за руку привела бабушка, когда пошел в первый класс. В первое занятие так часто нырял, что тренер мне даже сделал замечание, мол, сначала плавать научись. Недолго походил в абонементную группу при «лягушатнике», а затем меня приметил Сергей Николаевич Кустов, который и тренирует меня по сей день.

Говорят, что ты учился в одной школе с Павлом Буре?

С четвертого класса перешел в спортивную школу № 704. В ней в свое время учились Буре, Гордеева. Правда, Паша учился в параллельном классе, а Гордеева была постарше. По утрам у меня были тренировки, затем школа и снова бассейн. Много лет плавал, не показывая быстрых секунд. Лишь потом стал мастером спорта.

Высокие результаты — это заслуга только спортсмена или и тренера?

Попасть в руки к хорошему тренеру — это везение. Не поверите, но мы с Сеpгеем Николаевичем еще ни разу серьезно не ссорились!

В прошлом году ты выиграл две дистанции в Австралии. Раскрой секрет — тяжелее плыть на 25 или на 5 километров? И еще — акулы не мешали?

На каждую дистанцию надо готовиться специально. Как? Об этом в учебниках по плаванию написано. Что же касается акул, то куда от них денешься, если океан — их стихия. Мы же не обижаемся на подмосковных комаров, которые нам кровь портят. Так и акулы... До начала чемпионата пронесся слух, что акулы съели какого-то серфингиста. Но из-за этого соревнования никто отменять не стал. Если и съели, то одного, а нас много! Организаторы нас успокоили, мол, ребята — не волнуйтесь. Если в поле зрения охраны попадет большая тваpь, ее отстрелят с вертолета. Да и за акулами мне некогда было смотpеть — я приехал за тридевять земель выигрывать. А вот ската электрического видел, но это мирные рыбы и на человека не нападают. Конечно, если ската за хвост схватить, то он ради безопасности может шарахнуть током.

У тебя есть пpофессиональные секреты?

Как у каждого спортсмена. Для тех, кто в ближайшее время собирается стать чемпионом мира, скажу, что перед дальним заплывом завтрак лучше всего делать высококалорийным, чтобы сил хватило преодолеть всю дистанцию. Советую не отказываться от геркулесовой каши. В Перте 25 километров я одолел за пять часов пять минут и на дистанции «перекусывал» четырнадцать раз! Тренер с лодки подавал мне стакан, в котором было что-то наподобие каши. Если геркулес переварить, то получится именно то, чем мне довелось питаться на пути к финишу.

На марафонских дистанциях старт настолько стремителен, что многие пловцы бьют по воде руками и ногами так, что со стороны похожи на мини-мельницы в ветреную погоду. Случается, что спортсмены наносят друг другу травмы?

Иногда в такой ситуации одними синяками не отделаться. У меня своя тактика — как можно быстрее вырваться из этого месива и уйти в отрыв. В Австралии мне это удалось.

Как нужно питаться, чтобы стать чемпионом?

Это сложный вопрос, и его лучше адресовать диетологам. По мне же нет ничего вкуснее и питательнее морской и речной рыбы. Причем в любом виде. Удивительно, но рыбное меню мне не надоедает. Пока питаюсь, в основном, минтаем.

Тебе и девушки, наверное, нравятся, которые Рыбы по гороскопу?

Об этом уже поздно спрашивать, ведь я женился четыре года назад. Мы учимся в одном институте, на факультете автоматики и телемеханики. До замужества она часто ходила в туристические походы, участвовала в пеших и водных походах. После замужества влюбилась в плавание и болеет за меня на всех соревнованиях.

Ты числишься в ЦСКА и звание у тебя есть?

Пока младший лейтенант. Про зарплату и говорить не хочется. Она у меня 778 рублей! В мире проводится немало коммерческих турниров, но ни у федерации, ни у меня пока денег нет даже на билет в Австралию или Южную Америку, где обычно проводятся такие состязания.


Спортивный режим нарушаешь?

В Австралии Новый год встречал со стаканом...чая! Лишь в день рождения могу себе позволить шампанское или красное марочное вино, но лишь фужер...


РУССКИЕ НА ГАВАЙЯХ: АДОВА РАБОТА В РАЮ

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ


Такого успеха, как на недавнем чемпионате мира по марафонскому плаванию, российские пловцы не добивались еще никогда. Выиграли мужское командное первенство, опередив серебряного призера - Испанию - на 30 очков. Завоевали два индивидуальных золота и две бронзы. И все-таки повод для грусти был. Для наиболее опытного российского марафонца - двукратного чемпиона мира и пятикратного чемпиона Европы Алексея Акатьева старт на Гавайях стал последним в карьере.

ВНЕЗАПНАЯ ПОТЕРЯ

Марафонское плавание началось в России (если не брать в расчет еще довоенные эксперименты на реках) с Сергея Кустова. Именно ему семь лет назад пришло в голову попробовать перепрофилировать бесперспективного, по общему мнению, средневика Акатьева на более длинные дистанции. Первый же совместный опыт выступлений в новом виде плавания завершился неожиданным триумфом - бронзовой медалью чемпионата мира-94, которую Акатьев завоевал на 25-километровой дистанции.

Тогда ни он сам, ни тренер не имели ни малейшего понятия ни о тактике марафона, ни о том, как рассчитать силы, чтобы их хватило на всю трассу, ни о специальном питании. Вконец обессилевшего пловца после финиша пришлось вытаскивать из воды. Но главное - выступление это стало своего рода вызовом всем тем, кому затея Кустова и Акатьева первоначально казалась авантюрой.

На чемпионате Европы-95 Акатьев выиграл золото и серебро. Через два года стал абсолютным чемпионом Европы в Севилье. Взял два золота на чемпионате мира-98 в Перте. В Стамбуле-99 у него снова оказалось золото и серебро. Кустов же записал там на свой счет три высшие награды. Дистанцию 5 км выиграл Евгений Безрученко, 25 км у женщин - Ольга Гусева.

На чемпионат мира-2000 в Гонолулу тренер собирался везти уже четырех спортсменов. Но 2 октября, когда подготовка марафонцев к главному событию года была в полном разгаре, 39-летнего Кустова не стало. Подвело сердце.

Смерть Кустова стала шоком для всех, кто его знал. Таких тренеров - от Бога - в спорте всегда было наперечет. Для спортсменов он был мамкой, нянькой, советчиком, другом, массовиком-затейником - всем! На замечания знакомых, что собственному сыну Ванечке, который родился в 96-м, он уделяет гораздо меньше времени, Сергей отшучивался: "Пусть еще немножко подрастет. И я научу его всему". И снова мчался в бассейн.

Во время июньского чемпионата России, на котором отбиралась олимпийская команда, у Кустова случился инфаркт. Причины не понимал никто. Поводов излишне нервничать у тренера не было: на поездку в Сидней всерьез не претендовал ни один из его учеников - все готовились к чемпионату мира. В госпитале Сергей провел почти месяц. А осенью лег туда снова: специалисты порекомендовали шунтирование.

По словам врачей, операция прошла вполне успешно. Но буквально через несколько минут после того, как тренера перевезли из операционной в палату реанимации, произошло непредвиденное: от усилившегося кровотока разошелся старый послеинфарктный рубец.

СУДЬБА НА ВЫБОР

Мне всегда казалось, что Акатьев, преданный плаванию и своему тренеру до мозга костей, вряд ли когда-либо захочет стать тренером сам. В свое время он отлично закончил физико-математическую школу, затем столичный институт радиотехники, электроники и автоматики, где сразу после получения диплома ему предложили остаться в аспирантуре. Выучил английский. Не на бортик же становиться с таким образованием. И не за те деньги, что платят тренерам в России. К тому же на протяжении нашего многолетнего знакомства он ни разу не заводил речь о том, чтобы в ближайшие пять-шесть лет уйти из спорта. Мечтал доплавать до Олимпиады 2004 года - в надежде, что хотя бы одна марафонская дистанция войдет в программу Игр.

В октябре, в один из выходных дней, когда Акатьев выбрался с подмосковного сбора домой, мы встретились в Москве. Не для интервью. Просто гуляли по парку с коляской, в которой спал четырехмесячный сын Алексея, вспоминали Кустова, рассуждали о нелепости случившегося.

- А ведь ты не будешь больше плавать, - вдруг вырвалось у меня. - Сам поймешь, если еще не понял, что не сможешь оставить бригаду. Тренировать ребят больше некому. А у тебя должно получиться - Сергей успел научить почти всему, что знал сам.

Акатьев вздрогнул и остановился:

- Сам постоянно думаю об этом. В конце концов мне уже 26. И не факт, что в Афинах марафон войдет в программу Игр. Плавать дальше бессмысленно - керосина не хватит. Другое дело ребята. Я... Я действительно никогда не прощу себе, если весь труд Сергея Николаевича уйдет впустую...

После того как Безрученко завоевал первое золото чемпионата-2000, в интернет-сайте Международной федерации плавания под заголовком "Русский триумф на Гавайях" Акатьева впервые в жизни официально назвали тренером чемпиона мира.

РЯДОМ С ЧЕРЕПАХАМИ

Пляж Вайкики в Гонолулу встретил пловцов чистейшим песком, пальмами и теплой спокойной и невероятно прозрачной водой, где резвились огромные океанские черепахи, скаты и ядовитые рыбы-желе. Трассы будущих марафонов пролегали за коралловыми рифами - где гуляли довольно сильные волны. Уже одно это давало основание предположить, что борьба за медали окажется чудовищно тяжелой.

К тому же выяснилось, что организация чемпионата оставляет желать лучшего. Лишь за час до первого старта - на 5 км - на трассе установили разметочные буи и соорудили - из пластиковых канализационных труб - финишный створ. Об электронике не было и речи. При этом никому не пришло в голову, что плотность результатов окажется столь высокой, что это полностью деморализует неподготовленных хронометристов. Но получилось именно так.

- Неразбериха была и в воде, - вспоминал Безрученко. - Я плыл, как придется, и лишь однажды поднял голову - удостовериться, что действительно направляюсь к берегу. Коснувшись финиша, был уверен, что кто-нибудь уже приплыл. Но оказалось - первый. Выиграл две секунды у испанца Давида Меки.

Акатьев на 5-километровке финишировал пятым. Но в протоколе, отпечатанном организаторами лишь к вечеру, обнаружил свое имя на шестой строке. Несмотря на то, что время, предусмотренное правилами для подачи протестов, давным-давно истекло, Алексей все-таки рискнул напомнить главному судье его собственные слова о том, что в спорных ситуациях будет рассматриваться видеозапись. "Гоните 30 долларов и пишите протест", - отреагировал тот. Сбегав за деньгами в номер и собственноручно написав необходимый текст, Алексей совсем не рассчитывал на то, что уже следующим утром протест будет удовлетворен и он передвинется-таки на пятое место, дав команде дополнительные очки. Голова была занята новыми проблемами: как единственному в команде, знающему английский, ему приходилось решать множество организационных вопросов. К тому же следующую дистанцию - 10 километров - у Акатьева-тренера плыли трое. Безрученко, Ирина Абысова и Катя Гаврютина.

- После "десятки" Леха казался вымотанным до предела, - уже в Москве рассказывал Безрученко. - Переживал за нас гораздо больше, чем за свои собственные выступления, - это бросалось в глаза. Было действительно тяжело. Драки в воде шли постоянно. Мне бронза досталась чудом. На финише схватили за ногу, залезли на спину и дали по голове так, что я не смог ее поднять - пихал руки в щит наобум. Топили и девчонок. Было такое ощущение, что русских боятся особо. Катя, проиграв касание, приплыла шестой, но ее и еще двух спортсменок из группы лидеров дисквалифицировали за неправильное прохождение буя. Абысова была девятой, а после того как три результата аннулировали, поднялась почему-то лишь на одно место. Я же не мог заставить себя радоваться ни золоту, ни бронзе. Все время вспоминал, как в Севилье, в Перте, в Стамбуле - везде, где мы плавали, на финиш выскакивал Кустов. Взмыленный, с горящими глазами... Он всегда пролезал там, где нельзя, - даже тогда, когда охрана оцепляла финишный сектор... Каково было Лешке, могу только догадываться. Не представляю, как он выдержал эти соревнования.

Накануне финального старта - на 25 километров - Акатьеву вновь приснился сон, мучивший его на протяжении всех предыдущих ночей на Гавайях: Кустов с упреком в голосе делает какие-то замечания, он начинает оправдываться - и вдруг понимает, что тренера давно уже нет в комнате...

ПОСЛЕДНИЙ МАРАФОН

25 километров от России должны были плыть двое. Акатьев и Юрий Кудинов. На своем первом чемпионате мира в Перте Кудинов сразу стал пятым. Но вскоре у него начались настолько серьезные проблемы с сердцем, что врачи запретили плавать даже в бассейне. В конце концов выяснилось, что перестраховались. И тем не менее из-за отсутствия необходимого разрешения волгоградец не смог поехать даже на июльский чемпионат Европы в Хельсинки. В Гонолулу же был одержим лишь одной мыслью: выиграть у Акатьева. То, что двукратный чемпион мира станет бороться исключительно за золото, подразумевалось само собой.

- Мы с Юриком всегда были в хороших отношениях, - рассказывал Алексей. - Накануне старта обсуждали, что, например, для меня было бы лучше, чтобы впереди подольше плыла группа, а для него, наоборот, предпочтительнее раньше уйти в отрыв. Я и ждал, что он будет действовать именно таким образом.

Кудинов выбрал единственно правильное решение. Вырвался из общей мясорубки вслед за французом Стефаном Лекатом на самом сложном отрезке трассы - против волн. И плыл в ногах соперника, как за ледоколом, пока тот, обессилев, не бросил бороться. К тому времени отрыв Кудинова от остальных составил порядка ста метров. Вот только Акатьев, сопровождаемый на лодке руководителем команды Дмитрием Беловым, об этом не знал.

Длинный марафон - работа парная. Успех во многом зависит от того, насколько профессиональной окажется связка спортсмена и тренера. На всех предыдущих чемпионатах Акатьев и Кустов были единым целым, понимая друг друга мгновенно.

Подобного взаимопонимания ни с кем другим быть просто не могло. К тому же первый совместный старт Акатьева и Белова получился не совсем удачным. В августе на 30-километровом этапе Кубка мира в Македонии тренер не заметил, как в отрыв от Акатьева ушли сразу двое. Спохватился, когда отрыв составил метров 800 и было бессмысленно догонять.

В Гонолулу получилось похоже. Толкучка в группе, чужие катера и волны не позволяли самому пловцу рассмотреть, что происходило впереди. Информации с лодки об отрыве соперника не было. К тому же на второй половине трассы произошла накладка с питанием. Врач команды, срывая голос, кричала в рацию с берега: "Олифен! Не забудьте дать олифен! Это напиток черного цвета!"

Но вместо олифена - специального восстанавливающего и мобилизующего силы раствора - Акатьев получил белковую смесь. Через некоторое время - минеральную. Возможно, банки с питанием просто перепутались, но выяснять это не было времени: при последней кормежке Акатьев заметил Кудинова впереди.

- Честно говоря, растерялся. Думал - все идут в группе, а получилось, что нужно срочно наверстывать отставание от Кудинова, - вспоминал он. - Сделал резкое ускорение, сократил отрыв до 30 метров, а дальше - все. Накрыло. Доплывал уже на автопилоте, финишировал третьим. Юрик, конечно, молодец, они с тренером - Владимиром Захаровым - сработали просто отлично. Признаюсь, ни одно золото не доставалось мне так тяжело, как эта бронза. Но было обидно от мысли, что все могло сложиться совсем иначе. Больнее всего было сознавать, что мы с Беловым дважды наступили на одни и те же грабли...

МОСКВА

На интервью в "СЭ" через день после возвращения из Гонолулу Акатьев пришел вместе с Безрученко - уже в официальном звании тренера армейской команды. Его решение закончить карьеру спортсмена тренеры сборной восприняли без энтузиазма, до последнего убеждая пловца, что сочетать оба занятия он вполне может еще лет семь. Но сам Алексей решил иначе.

- Лучше уж я буду хорошо делать что-то одно. В России не так много специалистов, способных тренировать марафонцев на должном уровне. Да и, если разобраться, сейчас появились ребята, способные закрыть брешь, которую образует мой уход. 25 километров уверенно плавает не только Кудинов, но и Антон Саначев из Ижевска. Он, кстати, не раз обыгрывал Юрика. На "десятке" вплотную к Женьке подтянулся Володя Дятчин из Липецка. А эта дистанция скорее всего и станет олимпийской. Так что сказать, что команда глобально теряет от моего ухода, нельзя.

- Что вы думаете о своем тренере? - спросила я Безрученко, когда разговор подошел к концу.

- Полностью ему доверяю, - последовал ответ.

 

МАРАФОН В ОКЕАНЕ и лучший в нем - Акатьев
автор: Алла КАТИНА, мастер спорта

Алексей Акатьев спас, можно сказать, честь российского плавательного спорта, выиграв на последнем чемпионате мира, что разыгрывался в австралийском городе Перте, две золотые медали. Правда, нашлась и еще одна - у живой легенды Александра Попова, но больше ведь не было, хотя и ожидалось. Большой спорт непредсказуем.

Акатьев отнюдь не классик плавания, его дистанции - 5 и 25 километров. Это уже не тихие дорожки в бассейне, но борьба с морскими волнами, а, как в последнем случае, даже и с океанскими - в Индийском. Эти заплывы, "лонг дистанс", разумеется, спорт, но еще, по определению учителя Акатьева, заслуженного тренера России Сергея Кустова, "дозволенное самоубийство". Я имела честь и удовольствие встречаться и беседовать с наставником и подопечным не один раз, до и после триумфов. Первый мой вопрос - как он, Акатьев, оказался в морской пучине?
Ответ был прост: в силу характера и обстоятельств.

Здесь, конечно же, требуется пояснение.

Пловцы в бассейне многое находят, но многое и теряют на поворотах, в те мгновения, когда отталкиваешься от бортика и пускаешься в обратный путь. Акатьев, в юные свои годы искавший счастья в кроле, как раз на этом этапе непременно проигрывал соперникам, а потом уже доставал их на прямой дистанции.

- Конечно, можно было доработать, что называется, эти треклятые повороты, - говорит он теперь, - но я решил пойти по другому пути: вперед и только вперед.

Так и стал марафонцем. Кругом - вода, пусть даже и штормовая, но - никаких бортиков.

Необходимо еще одно отступление. Наиболее длинной для классического плавания дистанцией считались полтора километра. Но это опять же - в бассейнах. В морях-океанах, а к этому, наконец, пришли, размах другой. На Мировой серии плывут 28 и 40 километров, было даже и 80 - по озеру Мичиган в США, и 88 - в Аргентине по речной воде. Но 5 и 25 вошли в программу официальных состязаний, где Алексей Акатьев уже не раз отличался и стал заслуженным мастером спорта.

Страшно подумать, но марафонское плавание самым бесшабашным образом развивают сегодня уже более чем в 120 странах. Лидеры - США, Австралия, Канада, Франция, Италия, давшие первых чемпионов - это канадец Грег Стрепел, австралиец Дэвид Бейтс... Россия в этом смысле стала, по словам Кустова, полной неожиданностью - разумеется, благодаря Акатьеву.

В 1994–м году он сразу же поехал в Италию на чемпионат мира. На 25 километрах - бронзовая медаль. Потом были еще три, уже золотые, на первенствах Европы. Этот молодой человек 23–х лет от роду, студент пятого курса Московского института радиотехники, электроники и автоматики, сегодня мечтает не только об олимпийских победах, но и о другом: пересечь Ла–Манш.

- Зачем тебе это, Алексей?

- Но ведь я стану первым россиянином, кому такое удалось!

Давайте взглянем на него, если можно так сказать, со стороны, хотя бы моим, женским взглядом. Марафонец, считается, хоть на суше, хоть на воде, должен быть высохшим, как урюк. Ан нет, Алексей - статный, плечистый парень. Блондин и очень симпатичный. Легкий в разговоре.

- Алексей, а какая–нибудь диета у тебя есть?

- Ну разве что люблю, как англичанин, на завтрак овсяную кашу, там все - полезна, питательна, вкусна.

- С какого возраста плаваешь?

- С семи лет. И уже пятнадцать лет я в связке с Кустовым.

- Но вот твой тренер назвал заплывы, в которых вы отличаетесь, "дозволенным самоубийством". Что он имеет в виду?

- Он прав на все сто. Что такое проплыть 25 километров? На чемпионате Европы в Вене, который я выиграл, на финише от усталости я ничего не видел и не слышал. Не знаю, как удалось доплыть последнюю "пятерку". Не помню, что было после в течение четверти часа. В обморок не падал, а сознание отключилось.

- Так для чего же нужны эти забавы?

- Не знаю для чего, но мне они нужны.

Тренер Кустов: "Дикое число марафонцев от полного изнеможения сходит с трассы. Видел, как в Тирренском море, на чемпионате мира, уносили на носилках голландца, мне еще запомнилось, как дергались в судорогах его почему–то почерневшие ноги. Потому и думаю иногда, что водные марафоны - дозволенное самоубийство".

У него, Кустова, своя точка зрения. А ну–ка, представьте себе: по трассе, хоть в море, хоть в океане, пусть и в Индийском, стоят буи, эдакие красные надувные банки. Их и за 200 метров увидишь. А если буй не в два метра, а в пять, - то углядишь и за 400 метров. Волна, однако, буи прячет, нет и не может быть никогда прямой линии дистанции.

Кустов: "Когда где–то на горизонте я вижу Алексея, маленькую точку, удаляющуюся все дальше и дальше в огромный океан, мне становится страшно".

А каково же ему, который удаляется?

Алексей Акатьев:

- В Севилье, где шел европейский чемпионат, вода была тяжелой, воздух - дрожал, все–таки 43 градуса Цельсия. К такой воде, как, впрочем, и к сильно холодной, привыкнуть невозможно. Очень тяжело, очень!

- А если поконкретнее?

- Как бы это объяснить? Море - это не пресные воды. Соль разъедает кожу. Постоянные взмахи руками - шея, щеки, плечи стираются до красноты. Даже мелкая рябь неприятна, захлестывает рот, болтаешься туда–сюда. А крупные валы ограничивают видимость, теряешь ориентировку.

Марафонцы в воде не одиноки. Рядом лодки сопровождения. У каждого - свой эскорт. Чаще всего - небольшие моторки, но вот однажды, в Тирренском море, Акатьеву достался аж крейсерский катер. Пловец говорит:

- Это важно, но мы не замечаем, кто следует за нами, подстраховывает. У нас свое дело, по сторонам оглядываться некогда.

Это уж точно. Если на 5 километров он затрачивает 55 минут, то на 25 уходит уже 5 часов с пятью минутами. Тут не пооглядываешься.

- Но ведь сопровождение необходимо, Алеша?

- Еще как. За какие–то километры организм истощается до предела. Нужна подкормка. Правда, есть я не ем, но через каждые 2,5 километра пью "Изостар", этот специальный напиток получаю с катера. Кустов протягивает мне из лодки питье в руке, кто–то получает его на палке с кольцом на конце для фляжки. Судьи следят за моментом передачи, длится прикосновение дольше мига - снимают с дистанции. Закон есть закон.

- Я знаю, Алексей, что при температуре воды ниже 14 градусов Цельсия соревнования не проводятся. Ну пусть чуть потеплее - все равно же холодно. Что делать?

- Натираемся вазелином или коровьим жиром. А он застывает, становится коркой в полсантиметра толщиной. Мы уже как белые мумии из салона Мадам Тюссо, но все равно такой защиты хватает примерно на час, потом жир смывается. Все на нервах и на характере. От холода еще можно спастись, хоть и на время. А в горячей воде ничто не поможет - как в бане: и дышать трудно, и мышцы разваривает. Вот такая работа.

В Перте, где Алексей Акатьев стал дважды триумфатором, наблюдатели с восторгом отмечали, что к финишу он приходил, что называется, своими ногами - и доплыл, и сам, собственными силами вылез на сушу. Других, кто тоже достиг конечной точки, вытаскивали на берег подручными средствами.

- Что, Алексей, скажешь по этому поводу?

- Уже в Севилье, на Европе, вылез сам. Но случалось и по–иному. Дело тут вот в чем: если плывешь на двадцать пять, то продуктивный отрыв надо начинать километров за пять до финиша, не раньше. Но к этому приходишь с опытом, а было однажды, что припустил за пятнадцать километров. Доплыл, но меня вытаскивали из воды, как плавающую калошу. Это был еще какой урок.

- Наш вид спорта - для джентльменов, - еще сказал Акатьев.

Кажется я понимаю, что он имеет в виду. Ну вот вам: на европейском чемпионате в Севилье, в водах загадочной для нас и очень даже притягательной реки Гвадалквивир, он всех обыграл, а его ближайшие и до конца не сдавшиеся преследователи, отставшие в итоге от нашего чемпиона на три с половиной минуты, немец Кристоф Вандраш и француз Стефан Лекат, не стали драться за второе место, а финишировали вместе, взявшись на последних метрах за руки. Правда, такое не понравилось главному рефери соревнований, который предупредил, что впредь подобное "братание" не будет допускаться - в спорте надо бороться. А то и с дистанции снимем.

В Перте Акатьев оставил с носом таких знаменитостей, как австралийцы Кай Харст, Грант Робинсон, испанец Дэвид Мека, Габриэль Чалоу из Аргентины, американец Нэтан Стук.

- Они обиделись на вас?

- Да что вы! Друзьями были и остались. Сегодня я, завтра - кто–то из них. Хотя верю: не они, а опять я.

Пора, наверное, немножко и об экзотике. Река рекой, озеро озером, но в океане, тем более - в Индийском, у австралийских берегов водятся, как все мы наслышаны, акулы. А у них, знаем, челюсти. Не страшновато ли?

- О том не думал, - честно признается Алексей. - Хотя нас на всякий случай предупредили - мол, не волнуйтесь, мы обо всем позаботились, все предусмотрели. Уже потом, из прессы узнал, что акулий плавник бороздил воду метров за сто от нашего марафонского косячка, тележурналисты с катера, за нами следовавшего, его даже засняли. Но ближе акула не подошла. Организаторы, конечно, понимали, что зубастую хищницу отпугнут соревновательная суета, шум моторов. Но готовились к неприятностям всерьез. На вертолете сидел снайпер.

Несколько вопросов напоследок.

- Вы не только марафонец - все–таки финалист Олимпийских игр в Атланте на дистанции 1500 метров, а это - бассейн.

- Так что же? Совмещаю одно с другим. Но марафон - это более экзотическая дистанция.

- Много тренируетесь?

- Это как посчитать. Мой тренировочный цикл - 6 дней. Если говорить о чисто плавательной подготовке, то он выглядит так: понедельник - 20 километров, вторник - 30, среда - 8 километров. Следующие три дня - повторение предыдущих, воскресенье - отдых. Но бывало, проплывал за тренировку и 33. Иногда надеваю тяжелый тренировочный пояс.

- Плавательный марафон, он что - для всех?

- В общем–то, да. В заплывах, которые покороче, соревнуются детишки 13-14 лет. А я слышал, что на дистанции 12,5 километра воды Женевского озера бороздил воды седой ветеран 67 лет от роду.

- А как насчет женщин?

- Эти мученицы на одном уровне с нами. Разница в результатах чемпиона и чемпионки мира на 25 километров - не более двадцати минут. Для многочасового заплыва отставание небольшое.

- Каким стилем лучше плыть марафон?

- Конечно же кролем, хотя это не обязательно. Как говорит мой тренер, плыви, как угодно, - хоть ногами вперед. К примеру, канадская пловчиха Вики Кейт выбрала баттерфляй, то есть стиль, которым тяжело плыть и по короткой воде, и пересекла Ла–Манш за 22 часа от Дувра в Англии до французского мыса Блан–Не возле Кале.

- Вы, как я понимаю, профессионал? Значит, есть возможность что–то приработать к призам за победы в официальных соревнованиях?

- Вопрос, конечно, интересный. Профи у нас - понятие условное. Можно выступать на турнирах Мировой серии, а это 12 соревнований в год - все части света. Хочешь чего–то добиться - прими не менее пяти стартов. 16 лучших отбираются на розыгрыш Мирового кубка. Победителю предварительного турнира вручают от тысячи долларов до пяти. Суперфинал - 10 000 долларов.

Для меня это были бы деньги. Однако для нас, россиян, главное не найти их на финише, а добраться бы до старта. Наша Федерация водных видов спорта бьется, как рыба об лед, дабы отправить полноценную команду на тот или иной официальный чемпионат, тут уж не до Мировой серии. Даже я, все что можно было выигравший, ищу спонсоров. Потому и приработка нет.

- На такой грустной нотке и закончим беседу?

- А почему же? Я плыву - я дышу.

P.S.

Уже после Перта автор материала вместе со своим героем, Алексеем Акатьевым, заглянули в нашу редакцию. Получилось нечто вроде импровизированной пресс–конференции за чашечкой кофе, и нам представляется, что образовались дополнительные штрихи к портрету выдающегося спортсмена.

- У вас, Алексей, модная стрижка. А ведь говорят, что пловцы, которые в бассейне, стригутся чуть ли не "под ноль", дабы легче преодолевать сопротивление водной стихии?

- Все дело в суеверии, в приметах. Иной стрижется за две недели до старта, другой - накануне. Я вот, например, за месяц, но не наголо, а коротко, по–современному.

- Значит, и у вас есть какие–то особые приметы?

- Наверное, как и у любого. Но говорить о том не хочется. Ладно, люблю, ежели мне достанется стартовый номер "семь". "Тринадцатый" - лучше не надо, хотя я к этому отношусь спокойно. Но не все так. Вот в том же Перте в день старта на 5 километров пришли мы с Евгением Безрученко с утра пораньше, в пять часов, позавтракать, я взял подносы, а ему командую - займи–ка вот тот стол. Прихожу с едой, а на нем лица нет: "Видишь, - говорит, - какой у стола номер - 13–й! Ни за что не сяду за него". Взял поднос и ушел за соседний, а я остался. И что же? На финише я был первым, а Женя - четвертым. Вообще, я не боюсь этой цифры - жил с родителями в доме номер 13, да еще бытовала у нас черная кошка.

- Кстати, Алексей, о зверье. Мы заметили, как зайдя к нам в редакцию, вы сразу же приласкали нашего "сына полка" дворового кобеля Степана. И он к вам всей душой проникся. Любите живность?

- Особенно собак. Мечтаю завести бассета.

- Пусть наши вопросы несколько вразброд, но все же: как австралийцы, столь любящие плавание, отнеслись к вашим победам?

- Вот вам пример. Беру я золотую медаль, а наутро местная газета дает разворот: "Австралийцы протестуют против мастерства русских". На три четверти - громадная фотография: Робинсон, чуть не плача, целует свою девушку. А где–то в уголке, миниатюрой, я - победитель. Вот и судите.

- Мы знаем, Алексей, что плавательный марафон, да еще в океанских волнах, - не шутка. Были какие–нибудь трагические случаи?

- Смотря что считать трагедией. Вот в том же Перте немец Кристоф Вандраш, а это знаменитость, чемпион Европы 1995 года, после пятнадцати километров, то есть не так уж задолго до финиша, вдруг отвернул с трассы и направился в открытый океан. Лодок сопровождения пугался, шарахался от них. Совсем в невменяемом состоянии был человек. В конце концов его подобрала лодка спасения и доставила на берег. И такое, как видите, случается.

- Поговорим, Алеша, о другом. Вы ведь и в бассейне мастак. Как у вас дела на "полуторке"?

- Личный рекорд - 15.09. Это значит, что на сегодняшний день вхожу в двадцатку лучших за всю историю плавания на эту дистанцию. Помню, вскоре после Олимпиады-80, кажется на первенстве страны, сижу я, совсем еще пацан, на трибуне, а передо мной - Марина, жена великого Сальникова. С ее помощью я и получил автограф чемпиона. До сих пор его храню, хотя, конечно, Владимир о том и не подозревает. Кстати сказать, я убежден, что с его результатом - 14.54 - золотая медаль на ближайшей Олимпиаде была бы гарантирована.

- Вы плаваете в океане - к этому же надо готовиться специально. Где тренируетесь?

- Мой тренер Кустов живет под Москвой. Неподалеку от Железнодорожного, в Кучино. А там - система озер. На самом большом, бесхозном - не гоняют, там и плаваем.

- Но ведь нет же волн морских. Почему бы не на Черном, хотя бы, море?

- А откуда денег раздобыть? Хотя в последнее время у нас чемпионаты страны проводятся в Геленджике. Там же, кстати, и к Перту готовились. Но и в бассейнах тренируюсь.

- И напоследок, Алексей, - о семье.

- Детей пока нет. Жена, Валентина, мы уже третий год как вместе, учится в том же институте, что и я. Живем на улице Удальцова. Жена - прекрасная хозяйка, уж как готовит рыбу... Все у нас хорошо.

- Почти последний вопрос. Считается, или раньше считалось, что водный марафонец должен быть, простите, эдакой "бочкой с салом". А вы - изящный, стройный, известно, что при росте 185 сантиметров весите всего–то 75 килограммов, и ни грамма лишнего жира. Как же так?

- А у нас бывают и такие, и другие. Я, как и еще многие, хочу доказать, что классным марафонцем может стать вполне нормальный, без всяких переборов мужчина.

- Вот уж теперь точно закончим. Говорят, что за победы на мировых чемпионатах платят бешеные деньги. Вы обогатились после Перта?

- Может, кому и платят. Но не нам.

- Значит, бьетесь за идею?

- Можно считать, что так.



Реклама:
Сколько будет стоить Перевозка машины из сша в россию http://www.avs-logistic.ru.